Императорскому театру 260 лет

10 сентября 1756 учреждён первый русский театр. 30 августа по старому стилю императрица Елизавета Петровна издала Указ об учреждении «русского для представления трагедий и комедий театра» — ныне Александринского театра. Труппу возглавил «отец русского театра» Фёдор Волков, директором театра стал драматург А. П. Сумароков. С 1759 года театр получил статус придворного.

10 сентября 1756 года из-под пера императрицы Елизаветы Петровны выходит указ, в котором она повелевает «учредить русский театр для представления трагедий и комедий». Так начинается история одного из известнейших театров мира — Александринского.В 1785 году был открыт Эрмитажный театр в комплексе эрмитажных зданий, это старейшее театральное здание из ныне существующих в Санкт-Петербурге, сохранившееся в подлинном виде. Желтое здание театра, украшенное белыми колоннами и обращенное фасадом к Невскому проспекту, является одним из лучших образцов русского классицизма. Его символом стала колесница Аполлона — скульптурная композиция, расположенная на аттике здания. В нишах, украшающих фасад театра, стоят статуи музы танца Терпсихоры и музы трагедии Мельпомены. Скульптурный декор фасада был выполнен мастерами С. Пименовым, В. Демут-Малиновским и А. Трискорни.

Директором Елизавета назначает русского драматурга Александра Сумарокова, а во главу труппы ставит создателя первого постоянного русского театра Федора Волкова. В репертуаре того времени присутствуют пьесы Дениса Фонвизина, Якова Княжнина, Владимира Лукина, Жана Расина, Вольтера, Жана Батиста Мольера и Пьера Бомарше.
Благосклонность, которую императорский двор оказывал искусству, сложно было недооценить, однако по факту дела театра находились в бедственном состоянии: в 1759 году на содержание было прибавлено две тысячи рублей, и денег по-прежнему не хватало. Помимо этого, возникали проблемы и другого сорта. Например, накануне спектакля директор мог получить письмо, в котором его уведомляли, что «музыки от Двора не будет, потому что музыканты накануне играли в маскараде и устали». Сумароков бушевал, злился, гневно потрясал руками и… бежал искать других музыкантов.

Императорский театр
В то время, когда императрица решила учредить театр, в городе не было помещения, в котором труппа могла выступать постоянно, и потому спектакли показывали то в одном, то в другом месте. Проблема была решена в 1801 году, когда архитектор Винченцо Бренна взялся за перестройку деревянного павильона, (стоявшего на месте нынешнего сквера) в котором итальянский антрепренёр Антонио Казасси организовал итальянскую оперную труппу. До 1801 года территория, где сейчас стоит Александринский театр, была частью имущества полковника Аничкова, строителя одноимённого моста в Петербурге. Однако впоследствии власти выкупили этот участок земли и отдали его под постройку театра. Помещение, которое спроектировал архитектор Бренна, конечно, не могло надолго удовлетворить растущие потребности молодого театра, но нестабильная политическая ситуация, конфликты с Турцией и война с Наполеоном 1812 года, отодвинули строительство здания на неизвестный срок. Когда после войны Александр I возвращается в Петербург, основным расходом царской казны становится строительство здания Главного Штаба. Однако архитектор Карл Росси, невзирая на отказ от строительства театра, словно, шутя, создаёт свой проект, попутно занимаясь переделкой интерьеров Аничкова дворца. Проект Росси было решено претворить в жизнь в 1825 году, когда на трон взошёл Николай I. Сначала для императора придумали план перестройки площади перед великокняжеским дворцом, который был утверждён 5 апреля 1828 года, а на следующий день создали Комиссию «для построения каменного театра и позади оного двух корпусов».

Секрет голубой обивки зала
Несмотря на то, что Александринский театр был и остаётся одним из самых величественных зданий города, полноценный проект оформления зала так и не был до конца воплощён. Росси хотел, чтобы залы были более нарядными, а резьбу по дереву и художественную роспись заменили элементами из бронзы и меди. Увы, шаткое финансовое положение государства, обескровленного войной и нехваткой средств, которые шли на нужды армии, не позволило фантазии великого архитектора развернуться в полную ширь своего таланта.
Когда приступали к обивке зрительного зала, Николай I объявил, что желает, чтобы использовался только красный цвет. Однако хитроумный Росси, видевший перед собой иные образы и цвета, объявил императору, что такой ткани в наличии нет, и если ждать её закупки, то открыть театр в срок не удастся. Так Росси не боем, а хитростью отвоевал своё право на использование голубого цвета.

Зрительный зал театра насчитывает 1378 мест. До наших дней в нем сохранилась резьба царской ложи и некоторых лож у стены. Отличительной особенностью Александринского театра является его великолепная акустика: с любого места в зрительном зале отчетливо слышен каждый шепот, произнесенный актером со сцены, что значительно усиливает впечатление от спектакля.

Торжественное открытие театра состоялось 12 сентября 1832 года. В тот день представление открылось трагедией «Пожарский, или Освобождение Москвы» и «испанским дивертисментом, то есть разными испанскими танцами», как писали в столичной и московской прессе.Театр же назвали в честь жены императора Николая I Александры Фёдоровны, которая участвовала в разработке дизайна лож и ротонд. Хоть название и было благозвучным, услышать его от петербуржцев удавалось редко. Слово «Александринка», стало своеобразным знаком причастности к миру искусства, которое петербуржцы употребляли в разговорах, подчёркивая этим словом свою значимость и тем самым будто становясь ближе к театру. При строительстве Александринского театра архитектор К. Росси использовал чугунные перекрытия, что было новшеством для театральной архитектуры. Император, узнав об этом, приказал приостановить работы и пригласил архитектора к себе. В разговоре с Росси он усомнился в прочности подобных чугунных конструкций. Архитектор, уверенный в своем проекте, якобы поклялся императору, что он головой ручается за успех строительства: если вдруг свод театра обрушится, пусть его прилюдно повесят на стропилах здания! Такой ответ удовлетворил императора, и он позволил продолжать строительство.

Конфуз Карла Росси
Когда театр был готов, царь и его поданные были весьма довольны результатом. В знак признательности Росси даровали в пожизненное пользование ложу №14 второго яруса. в Александринском театре. Однако 14 января 1837 года директор императорских театров Александр Гедеонов просит доложить о своём приходе к министру двора и, несколько смущаясь, произносит: «Господин Росси предложил дирекции, не желает ли она отобрать от него сию ложу, а ему заплатить за неё деньгами. По неизвестности в праве ли ещё г. Росси делать без особого дозволения подобного рода передачи ложи… я не решился принять его предложения». Также Гедеонов доложил, что ложа никогда не бывает пустующей: почти на всех представлениях появляются «разные лица из публики» и, конечно, их пускают, так как у них при себе есть билет, выданный Росси. Позже путём наблюдений стало известно, что в театр в день спектакля присылается специальный человек, который, стоя в коридоре, продаёт билет в ложу. Человеку этому неоднократно делали предупреждения и даже один раз поймали во время совершения «сделки» и предупредили, что в следующий раз препроводят его в полицию. Несмотря на это, на вечернем спектакле в ложу было впущено семь человек, между которыми вспыхнула ссора и драка. При разбирательстве в полиции оказалось, что в числе сидевших в той ложе были дворяне, чиновники, а также крепостные люди.Нечего и говорить, что предприимчивый архитектор решил немного подзаработать на изящных искусствах, а прибыль положить в карман. После этого инцидента Росси было объявлено, что ещё один такой случай повлечёт за собой лишение билета. 62-летний архитектор согласился с разумностью довода и продажей билетов более не промышлял.

Золотой век театра
На стыке XIX и XX веков театр стал главным развлечением знати и предметом особенного внимания со стороны императора. В репертуаре преобладали пьесы официального или развлекательного характера. На сцене разворачивалось действие с элементами внешнего блеска, парадности и пышных эффектов. Этот период театра характерен обращением к серьёзным социальным темам, к жанру водевиля и привлечением в театр выдающихся русских актёров: Николая Дюра, Варвары Асенковой, Андрея Каратыгина, Ивана Сосницкого.
Во второй половине XIX века в театре формируется труппа, связанная с именами Владимира Давыдова, Марии Савиной, Петра Свободина, Варвары Стрельской, Василия Далматова, Полины Стрепетовой, а затем и самой Веры Фёдоровны Комиссаржевской. Тогда в театре впервые ставят пьесы «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизор» Гоголя и «Грозу» Островского.

Закат старой школы
Кризис старой школы в театре обнаружился в 1896 году, когда было решено поставить пьесу «Чайка» Антона Чехова. На репетициях, а позже и на самой премьере, стали очевидны устаревшие постановочные принципы, отсутствие современной режиссуры и гибкости у артистов, усмотревших в пьесе всего лишь самобытную комедию и только-то. Спектакль, невзирая на талантливое и трепетное исполнение роли Нины молодой Комиссаржевской, провалился, а сама актриса вскоре покинула Александринку, чтобы открыть собственный Драматический театр на Итальянской улице.
Переломным моментом в жизни театра становится приход в 1908 году режиссёра Всеволода Мейерхольда, который попытался обобщить лучшие традиции театра и добиться единства всех элементов сценического действия. Так на сцене появляются спектакли «Дон Жуан», «Гроза» и «Маскарад». Пьеса «Маскарад», поставленная в дни, предшествовавшие революции, стала восприниматься как «предчувствие гибели самодержавия».

Государственный театр драмы имени А. С. Пушкина
После февраля 1917 года театр, как и многие другие государственные учреждения, подвергся сначала разгромной критике, в которой слова «ликвидация старого мира буржуазного искусства» были самыми дипломатическими и умеренными, а после, в 1920 году, был переформирован и стал именоваться «Петроградским государственным академическим театром драмы». Репертуар в театре, как и следовало ожидать, был «классово правильный» — жизнь крестьян, красный цвет революции, лозунги и вожди стали непременными атрибутами нового театра. В первые годы Советской власти на сцене играли пьесы Максима Горького «Мещане» и «На дне», ставили спектакли по произведениям Фридриха Шиллера, Александра Островского, Оскара Уайльда, Уильяма Шекспира, Бернарда Шоу, Алексея Толстого и Дмитрия Мережковского. В 1920 поставили философскую пьесу будущего наркома просвещения РСФСР Анатолия Луначарского «Фауст и город».В 1922 по 1928 год заведующим художественной частью театра был Юрий Юрьев, по мере сил сумевший оградить театр от проникновения в него обывательского репертуара. В труппе театра в этот период, наряду со старыми мастерами — Екатериной Корчагиной-Александровской, Верой Мичуриной-Самойловой, работали артисты нового поколения — Наталья Рашевская, Елена Карякина, Леонид Вивьен, Яков Малютин и другие.C 1920 года театр стал именоваться «Государственный театр драмы» (или «Ак-драма» — от «академический»), а в 1937 году театру было присвоено имя А. С. Пушкина. Во время Великой Отечественной войны театр работал в Новосибирске и в эти годы на сцене появились спектакли «Фронт», «Русские люди», «Нашествие». С осени 1944 театр возобновил работу в Ленинграде. В конце 40-х — начале 50-х годов развитию театра мешали популярные в то время принципы нивелирования и идеализация исторических личностей, однако и в эти годы на сцене ставят значительные спектакли: «Победители» Бориса Чирскова и «Жизнь в цвету» Александра Довженко.

Название «Александринский» вернули театру лишь в 1990 году.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *