Чесменский дворец в Санкт-Петербурге

Императрица Екатерина II очень любила бывать в своей резиденции в Царском Селе. Для того чтобы она могла остановиться и передохнуть в пути, на седьмой версте дороги из Петербурга в Царское Село было решено построить путевой дворец. Строительство поручили архитектору Ю. М. Фельтену. Местность, где начали строить дворец, носила название «Кикерикексинен» (в переводе с финского «лягушачье болото»), или «Кикерики». Поэтому дворец первоначально назывался «Кикерикексинским», в официальных документах — «Каменный дворец, что не доезжая Средней Рогатки». Возводили его в 1774-1777 годах в ложноготическом стиле. Ровная заболоченная территория была обкопана небольшим рвом, который служил для осушения участка, а также придавал зданию вид неприступной крепости. Вынутая из канавы земля имитировала вал. Двое въездных ворот напротив мостов со стороны Царскосельской перспективы (ныне Московский пр.) были построены в виде арочных «проломов» в толще зубчатой стены, завершенной большой и малой сторожевыми башнями. С обоих концов рощи, в которой стоял дворец, установили два каменных строения в готическом стиле с двумя башнями. Их выполнили по рисункам Ю. М. Фельтена. В массивных стенах с зубчатым парапетом устроили большие окна. На территории Чесменского дворца были вырыты пруды, оживлявшие пейзаж парка.

Необычен план дворца в виде равностороннего треугольника. Возможно, его прообразом послужил Лонгфордский замок в Англии, построенный Дж. Торпом в 1591 года. Небольшой по размерам дворе, каждая его стена длиной немного более 40 м, очень выразителен своим компактным силуэтом. Здание отдаленно напоминает средневековую крепость благодаря использованию в обработке фасадов некоторых элементов готической архитектуры. Массивный объем дворца прорезан по фасаду стрельчатыми окнами с тонкими наличниками. Над центром возвышалась башня с овальными окнами-бойницами, украшенными гладкими полукруглыми сандриками. Небольшие угловые башенки с удлиненными окнами, фонарями с полусферическими куполами и изящными зубчатыми парапетами придавали всему зданию романтичность и таинственность. В башнях Фельтен сделал машикули в виде значительно выступающих карнизов, покоившихся на кронштейнах и арочках, с устроенными на них зубчатыми парапетами. Все три фасада Чесменского дворца были одинаковыми и имели простую отделку. Первоначально нижний этаж был обработан рустом, выше же оставалась обнаженной кирпичная кладка стен. Помещения располагались по периметру здания. В центре на первом и втором этажах находились круглые залы, верхний был увенчан куполом. В каждом углу внутреннего треугольника были устроены небольшие круглые комнаты.

Входы в здание находились во всех трех фасадах дворца. Главный вход устроили с юго-западной стороны. Пройдя через довольно обширный вестибюль, по легкой парадной лестнице, расположенной в просторной башне, можно было попасть на второй этаж, в основные помещения. Вдоль каждого фасада были устроены продолговатая галерея и две квадратные гостиные, которые в дальнейшем подверглись перепланировке. Внутренняя отделка дворца не соответствовала его суровому внешнему облику. Она являла собой пример декора, характерного для раннего классицизма. Своды и стены были украшены пилястрами, лепными филенками и полихромными росписями, венками, обрамлявшими медальоны, и цветочными гирляндами. Комнаты были великолепно украшены: большие зеркала в богатых резных рамах, прекрасная обивка стен, великолепные шторы, специально заказанные во Франции тонкие шелковые лионские занавески, изящная мебель. В южной башне дворца-замка размещалась Главная лестница. Она легко и плавно поднималась вверх вдоль стены двусветной башни. Стены были отделаны изящными прямоугольными и треугольными панно, своды украшала лепка красивого и тонкого рисунка. Здесь были и ветви акантовых побегов, и легкие, свободно спускающиеся гирлянды, и плетеный орнамент, чередовавшийся с розетками. Богатой лепкой были оформлены окна барабанов. Сверху и снизу их обрамляли цветочные гирлянды, а простенки барабанов украшали панно и небольшие урны. Отделка была частично уничтожена во время ремонтов и реконструкции здания.

Центральное помещение второго этажа — Парадный купольный зал. Его внешние стены, возвышаясь над массивом всего здания, образуют своеобразную зубчатую корону. Внутри стены, расписанные «клеевой краской под разноцветные мраморы», завершены лепным карнизом. Зал перекрыт невысоким куполом, прорезанным овальными окнами. Узкие темные полосы делят стены зала на панели разной ширины. В них вписаны филенки, заполненные белыми мраморными досками. Над ними размещаются овальные рамки-медальоны. Их окружает богатая отделка из пальмовых и лавровых ветвей и гирлянд, перевитых лентами и чередующихся с волютами и звездами. Переход от стен к куполу сделан в виде богатого антаблемента. Каждый профиль архитрава декорирован изящным орнаментом. Широкий гладкий фриз венчает значительно выступающий карниз на модульонах. Мягкий свет льется через шесть овальных окон-люнетов, обрамленных широкими полосами, которые поднимаются к вершинам купола. Лепной декор из розеток, гирлянд и венков украшал простенки между окнами. Все окна дворца были живописными, со всевозможными «старинными украшениями». Но, к сожалению, ни оконные переплеты, ни витражи не сохранились до нашего времени. Необыкновенной красотой отличались двери в покоях второго этажа. Они были исполнены из темного дуба по рисункам Фельтена. Их нижнюю часть украшали филенки, верхнюю же венчали тонкие карнизы. Зодчий продумал убранство интерьеров вплоть до дверных ручек и бронзовых шпингалетов. Их сделали на тульских заводах в 1776 г. по заказу М. Мордвинова, руководившего строительными работами в Чесменском дворце. В залах второго этажа были представлены 56 парадных портретов европейских монархов и их семей. Большинство полотен было подарено российской императрице.

Достопримечательностью дворца были и 58 барельефных медальонов с изображениями русских великих князей, царей и императоров российских от Рюрика до Елизаветы Петровны. Создателем этих барельефов из белого мрамора был известный русский скульптор Ф. И. Шубин. Медальоны располагались над портретами европейских монархов. В ансамбль дворца также входили служебные постройки и церковь. В 1780 году дворец переименовали в Чесменский. Произошло это после завершения строительства церкви, которая была названа в память победы русского флота над турецким в Чесменской бухте Эгейского моря в 1770 году. Тогда же по распоряжению императрицы Екатерины II и вся местность была названа Чесмой. Территория вокруг дворца и церкви была обнесена оградой, на прилегающем участке устроили катальную горку, беседку, качели и другие увеселения. При трех входах во дворец находились фонари «на пальмовых деревьях».

В конце 70-х — начале 80-х гг. XVIII в. Екатерина II неоднократно посещала дворец по дороге из Царского Села в Петербург, где давали обеды для нее и ее свиты. Перед дворцом на широком лугу устраивали праздничные фейерверки, шумные народные гуляния, катания на санях и ярмарки, которые посещала сама императрица в сопровождении приближенных. Недалеко от церкви находилась большая деревянная беседка-павильон в готическом стиле. Над ней возвышалась башенка, куда по легкой витой восьмигранной лестнице поднималась императрица. Однако для развлечений Чесменский дворец-замок использовался императрицей недолго. Вскоре она нашла ему иное применение. Дворец был отдан Кавалерской думе военного ордена Св. Георгия Победоносца, учрежденного Екатериной II в 1769 году во время войны с Турцией 1768-1774 годах. Дума состояла из «георгиевских кавалеров, в столице находящихся». В ее задачи входили сбор материалов о подвигах и оказание поддержки изувеченным и малоимущим. Для заседаний Думы и стали использовать Чесменский дворец. Заседания проходили на втором этаже в круглом парадном зале, на них часто присутствовала сама императрица.

После смерти Екатерины дворец долгое время оставался пустым, о нем просто забыли. Указом от 12 июля 1799 года Павел I передал его Капитулу ордена Святого Иоанна Иерусалимского, император являлся великим магистром этого ордена и способствовал его обоснованию в России. По замыслу императора, во дворце должна была разместиться больница ордена, но вскоре помещения признали неприспособленными и от этой идеи отказались. В 1812 году по повелению императора Александра I во дворце была устроена зимняя церковь Рождества Христова, которая собирала на богослужение георгиевских кавалеров. Она располагалась на первом этаже в восточной башне дворца. Ее иконостас представлял собой большую историческую и художественную ценность. Это был иконостас бывшей походной церкви царя Алексея Михайловича и императора Петра I, который по распоряжению Александра I перенесли в новый храм из Зимнего дворца. В 1814 году часть стен, расположенная выше рустовки, была оштукатурена. Это привело к изменению фасадов и потере дворцом того импозантного вида, который он имел прежде. Длительное время дворец пустовал и находился без должного ухода. В 1827-1828 годах в его стенах размещались юные воспитанницы Елизаветинского института на время перестройки их собственного здания. В 1831-1836 годах по указанию императора Николая I дворцовое здание было перестроено под богадельню для инвалидов — ветеранов Отечественной войны 1812 года. Дворец стал называться Чесменской военной богадельней.

Руководителем работ во дворце был назначен архитектор А. Е. Штауберт. Зодчий изменил архитектуру угловых башен, с которых был снят зубчатый парапет. Это сразу упростило их внешний облик, и весь дворец лишился того романтического очарования, которое ему придал когда-то Ю. М. Фельтен. В одной из башен устроили телеграф. Зубчатые парапеты были сняты и с центральной башни и стен. На фасадах появились треугольные аттики с украшавшими их двуглавыми орлами (позже орлов убрали). Такую архитектуру, за малым исключением, фасады сохранили до настоящего времени. Также по проекту Штауберта зимнюю церковь, располагавшуюся на первом этаже с 1812 года, перенесли на верхний этаж и разместили в круглом зале заседаний Капитула ордена. Этот парадный зал дворца подвергся значительным переделкам. Над центральной башней, в которой он располагался, возвели купол, увенчанным крестом. Купол расписали изображениями святых, в честь которых были учреждены российские ордена. В зале установили новый иконостас в псевдоготическом стиле. В 1871 году во время пожара он сгорел и позднее был заменен новым. По распоряжению Николая I в 1830 году портреты царственных особ были вывезены из Чесменского дворца в один из дворцов Петергофа. В дальнейшем одна их часть оказалась в Гатчинском дворце, другая — в Эрмитаже. Барельефы были переданы в Оружейную палату Кремля, где они находятся и поныне.

Штауберт пристроил к главному корпусу три одинаковых по архитектуре двухэтажных длинных флигеля, позже они стали четырехэтажными. Узкие переходные галереи соединили их с угловыми башнями дворца. Тройные окна, устроенные в стенах переходов, оживили фасад нового здания. Довольно большие изменения произошли и в планировке Чесменского дворца. На первом этаже богадельни разместились комната для дежурного офицера, большие залы для 100 гвардейских инвалидов, две столовые для нижних чинов, вмещавшие до 150 человек каждая, одна из столовых заняла вестибюль бывшего дворца. Остальные помещения были предназначены для буфетных, кухни, комнаты для приготовления кваса, хлебной и прочих. По всей длине флигелей проходили коридоры, которые делили каждый флигель на две части. В конце флигелей были устроены лестницы, ведущие на второй этаж. На втором этаже в двух флигелях располагались небольшие комнаты для «воинских чинов». В восточном флигеле разместилось офицерское отделение. Здесь у каждого обер-офицера была светлая уютная комната с двумя окнами, откуда открывался вид на церковь и поля. Перегородка разделяла каждую комнату на два помещения: основное и маленькую прихожую. В специальных комнатах жили и четыре начальника вверенных им отделений. Здесь же на втором этаже находились конференц-зал для заседаний совета богадельни, библиотека, небольшой лазарет. Их стены были украшены картинами, в разные годы поступившими в богадельню. Рядом с военной богадельней были возведены различные службы для лазарета, прислуги и чиновников. В 1834 году здесь построили небольшой деревянный павильон на высоком каменном основании в псевдоготическом стиле.

Перед богадельней разбили парк. Территорию обнесли чугунной оградой, установленной на каменных фундаментах. Со стороны Большой Царскосельской дороги установили чугунные ворота, увенчанные большим двуглавым орлом. Они заменили оригинальные башни-ворота Фельтена. Недалеко от дворца, рядом с Чесменской церковью, находится небольшое кладбище. Здесь хоронили ветеранов русской армии, доживавших свой век в инвалидном доме, а также воинов-защитников Ленинграда, погибших в годы Великой Отечественной войны. Чесменская военная богадельня действовала до 1919 года, а затем в трехдневный срок была ликвидирована. Вместо нее до 1922 года здесь размещался первый лагерь принудительных работ, известный под названием «Чесменка». Очень недолгое время в бывшей богадельне существовала сельскохозяйственная колония при втором исправительном доме. С 1923 году в Чесменском дворце, перешедшем в ведение Губсобеса, находился инвалидный дом. В 1930 году Чесменский дворец был отдан Автодорожному институту, а в 1941 году — Ленинградскому институту авиаприборостроения. Ныне это Санкт-Петербургская государственная академия аэрокосмического приборостроения.

Улица Гастелло, дом 15.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *