Дом Мурузи

Мавританский стиль был одним из многих направлений в эклектике – архитектурном стиле, который предполагал объединять в одном сооружении элементы самых различных стилей в разных сочетаниях. Как правило, мавританский стиль ассоциировался с роскошью и богатством и впервые был применен при постройке доходного дома, рассчитанного в основном на состоятельных жильцов.

Изысканные фасады дома Мурузи украшены многочисленными эркерами, нишами и балконами, оформлены арками и тонкими терракотовыми полуколоннами, покрыты арабесками и религиозными надписями, которые исполнены с добротной этнографической точностью. В наши дни трудно в полной мере оценить, как выглядел в глазах современников дом Мурузи: не уцелели ни перила балконов из листового цинка, ни чугунные балконы-зонтики над подъездами. И все же утонченный абрис дома со сводчатыми окнами до сих пор напоминает экзотическую птицу, неведомо как залетевшую в северный Петербург.

История этого дома не менее экзотична, чем его внешний облик. В 1800 году участок земли с деревянным особняком, на месте которого был построен дом Мурузи, принадлежал Н. Резанову, известному ученому и путешественнику, принимавшему участие в первой русской кругосветной экспедиции. Наследники Резанова продали участок с особняком богатому купцу А. Меншуткину, затем особняком долго владел сын министра внутренних дел при Александре I, знаток и собиратель древностей В. Кочубей. После смерти Кочубея здесь долго жила его вдова. На месте деревянного особняка с тихим тенистым садом, который так выделялся среди каменных построек Литейного проспекта, Ф. Достоевский в романе “Идиот” поместил доходный дом генерала Епанчина.

В 1874 году участок с особняком приобрел князь А. Мурузи. Он происходил из византийского княжеского рода. Отец князя Мурузи служил туркам, но тайно способствовал присоединению Молдавии к России, за что в итоге и был казнен турками. Вдова казненного с детьми перебралась в Россию. Мурузи обучался в Пажеском корпусе, служил в лейб-кирасирском полку, а после отставки обосновался в Санкт-Петербурге, где и задумал построить на Литейном доходный дом в мавританском стиле.

Строительство дома началось в 1874 году, сразу же после покупки участка. Старый деревянный особняк был разобран, и на его месте в течение двух лет возводился доходный дом по проекту архитектора А. Серебрякова. Детальная отделка здания снаружи и изнутри была разработана помощниками Серебрякова, архитекторами П. Шестовым и Н. Султановым. А. Серебряков по поручению князя Мурузи ездил в Испанию, чтобы скопировать там религиозные мавританские надписи, которые потом были использованы в декоре здания. Работы по отделке квартиры самого князя в 26 комнатах на углу второго этажа по Литейному проспекту завершились только в 1877 году.

Постройка дома Мурузи принесла Серебрякову громкую славу. За ходом строительства пристально следила пресса, что было само по себе неслыханно, так как в те годы в Петербурге возводились сотни доходных домов. Изнутри дом также был отделан в мавританском стиле. В нем было 57 квартир, в том числе и квартиры-особняки, 7 магазинов. Особой роскошью отличалась отделка княжеской квартиры. Внутренняя лестница из белого каррарского мрамора вела на второй этаж, в зал, который напоминал дворики мавританских дворцов. Своды зала покоились на 24 тонких мраморных колоннах, посередине зала бил фонтан. В доме были пять парадных лестниц, водяное отопление, паровая прачечная, 28 ванных комнат.

Строительство и содержание огромного экзотического дома стоили таких затрат, что после смерти князя Мурузи в 1880 году дом едва не был продан с молотка. Александр III в память о заслугах княжеского рода перед Россией лично одобрил выдачу вдове Мурузи ссуду в четверть миллиона рублей, однако и это не помогло: в 1890 году доходный дом был продан генерал-лейтенанту О. Рейну, который и оставался владельцем дома до самой Октябрьской революции.

И все-таки больше всего слава экзотического дома Мурузи связана с историей российской литературы. В 1879 году здесь, на четвертом этаже дворового флигеля, в небольшой трехкомнатной квартире жил Н. С. Лесков. В этом доме им был написан знаменитый “Левша”. Почти четверть века, начиная с 1889 года, прожила в доме Мурузи знаменитая литературная чета – философ и писатель Д. Мережковский и поэтесса З. Гиппиус. В гостях у них бывали почти все известные литераторы того времени.

Участь дома Мурузи после Октябрьской революции оказалась печальной – как, впрочем, и у множества других доходных домов Петербурга. В покинутой квартире князя Мурузи вначале расположился районный комитет партии эсеров, а когда в начале 1918 года комитет был закрыт, квартира и вовсе стала приютом для случайных уголовников. Весной 1919 года в пустующей квартире разместилась студия при издательстве “Всемирная литература”. В этой студии читал стихи Блок, часто бывал возглавлявший издательство Горький, преподавали Гумилев, Чуковский, Замятин, Шкловский, Лозинский. В 1921 году, незадолго до гибели, Гумилев организовал в квартире Мурузи литературные вечера, носившие название “Дом поэтов”.

Мавританская роскошь дома Мурузи пришла с годами в упадок, очень мало сохранилось от его внутренней отделки, однако судьба этого здания и после 1921 года была связана с русской литературой. Здесь провел детство писатель Д. Гранин, здесь же прожил 23 года и был прописан до своей вынужденной эмиграции в 1972 году И. Бродский. Сегодня в доме Мурузи организован музей-квартира Бродского.

Как добраться

От метро “Чернышевская” автобусом №46, троллейбусом №15 до улицы Пестеля, 25, выйти на Литейный проспект, свернуть направо и пройти около 50 метров до дома Мурузи.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *