Франческо Бартоломео Растрелли

Франческо Бартоломео Растрелли происходил из старинного флорентийского дворянского рода. Он родился в 1700 году во Франции. Там жил и работал его отец — известный скульптор Карло Бартоломео Растрелли, приехавший из Флоренции ко двору Людовика XIV. Париж не баловал его частыми заказами, сановники короля считали скульптора провинциалом. Сын мало что знал о проблемах отца. Детство юного Франческо проходило среди красивых величественных дворцов, которые он любил разглядывать. Дома же его окружали гравюры, наброски и рисунки отца. Растрелли отец, как и большинство родителей, мечтал увидеть в сыне продолжателя своего дела. Он тратил немало времени на обучение сына лепке, рисунку, основам архитектурной композиции, строительного дела, гидравлики, медальерному искусству — всему, что знал сам.

После смерти Людовика XIV Растрелли-старший не видел смысла в дальнейшем пребывании при французском дворе и с радостью согласился на приглашение царя Петра I работать в Петербурге. 19 октября 1715 году был подписан контракт, по которому «господин Растрелли Флоренский обязуется ехать в Санкт-Петербург с сыном своим и учеником своим и работать там в службе его царского величества три года…». В Петербурге у скульптора карьера тоже складывалась нелегко. Возник конфликт с Леблоном, который также приехал из Франции и был сразу же назначен генерал-архитектором. Петр I даже отстранил скульптора от строительных работ в Стрельне, но, благодаря заступничеству князя Меншикова, его оставили заниматься скульптурой.
Истек срок контракта, но Растрелли остались в России — уезжать им было просто некуда.

Дом Растрелли стал постоянным местом встреч петербургских архитекторов. Чаще всего заходили соотечественники: Николо Микетти, Гаэтано Киавери, почетным гостем всегда был Доменико Трезини. С русскими зодчими по незнанию языка общались мало. Исключением был Михаил Земцов, свободно владеющий итальянским. Для гостей в доме всегда имелся запас флорентийского вина. Обсуждали проекты дворцов и различных строений, рисовали эскизы и элементы внутренней отделки. Сын скульптора сидел вместе со всеми. Эти вечера были самой лучшей, самой интересной его учебой.

Вскоре молодой Франческо Бартоломео вступил в разноплеменную среду петербургских зодчих. Первым строением молодого зодчего был возведенный по его собственному проекту дворец молдавского господаря Дмитрия Кантемира, друга царя Петра. Дворец располагался на месте пересечения нынешних Миллионной улицы и Мраморного переулка и строился с 1721 по 1727 год. До нашего времени дворец не сохранился, но осталось свидетельство о нем одного из образованнейших людей того времени — сына господаря Антиоха Кантемира, который писал: «Граф Растрелли родом итальянец, в российском государстве искусный архитектор; за младостью возраста не столько в практике силен, как в замыслах и чертежах. Инвенции его в украшении великолепны, вид здания казист; одним словом, может увеселиться око в том, что он построил». Молодой зодчий со своей неуемной фантазией постепенно становится модным архитектором. Императрица Анна Иоанновна назначает его придворным архитектором. Всемогущий фаворит императрицы Эрнст Иоганн Бирон поручает зодчему строить свои дворцы в Курляндии.

В 1732 году Растрелли начал возводить для императрицы новый Зимний дворец. В 1736 году строительство было завершено, но здание просуществовало только до начала 1750 года, когда по приказу уже новой императрицы Елизаветы Петровны архитектор начал возводить на этом месте один из своих шедевров, а ныне символов Петербурга — Зимний дворец.

После смерти Анны Ивановны и ссылки ее фаворита Бирона архитектору было велено прекратить все работы во дворцах опального герцога и срочно возвратиться в Петербург. Растрелли по-прежнему считается придворным архитектором, но в чехарде дворцовых переворотов архитектурой никто не интересуется. Правление Елизаветы Петровны поначалу не принесло зодчему удачи. Новая императрица не простила Растрелли покровительства Бирона. Его лишили звания придворного архитектора и приказали «никаких строений тому итальянцу не поручать». Всеми архитектурными делами стал ведать давний друг зодчего, доброжелательный и разумный Михаил Земцов, но тщетно он пытался привлечь опального мастера к работе. Из России архитектор не уехал скорее всего потому, что понимал — в Петербурге зодчих его уровня просто нет, а императрица Елизавета жаждет иметь роскошные дворцы. В 1743 году умер Земцов, и Растрелли направил императрице прошение. После этого архитектору снова поручают отделку Летнего дворца, а несколько месяцев спустя строительство Аничкового дворца, начатое Земцовым еще в 1741 году. Фантазия и вкус Растрелли больше всего соответствовали представлениям государыни о роскоши и величии.

В 1748 году состоялась торжественная закладка Воскресенского Новодевичьего монастыря на месте бывшего Смоляного двора. Монастырь практически сразу стали именовать Смольным. Указано было строить сооружение, небывалое по красоте и великолепию. При Канцелярии от строений для строительства монастыря была создана специальная Контора. Созданный Растрелли ансамбль Смольного монастыря до сих пор являет собой образец величавой и соразмерной красоты.

При Елизавете строительство дворцов становится делом государственной важности. В кратчайшие сроки архитектору поручено завершить отделку Летнего дворца, закончить строительство Аничкова дворца, сделать новую пристройку к Зимнему дворцу Анны Иоановны, сделать проект перестройки загородного дворца в Петергофе.

Еще в 1746 году архитектор представил императрице проект перестройки Петергофа. Он учел пожелание царственной заказчицы расширить Большой Петергофский дворец, при этом сохранив первоначальный дворец Петра I. И уже в 1755 году императрица своим указом повелела всех иностранных гостей возить в Петергоф, чтобы показывать его великолепие.

С 1749 года начинается многолетняя работа Растрелли в Царском Селе. Ему поручено закончить работы, начатые его предшественниками — Земцовым, Квасовым, Чевакинским. Годы работы в Царском Селе стали звездными часами зодчего. Растрелли возвел настоящий императорский дворец, потрясающий своим обличьем и внутренним убранством даже иноземных гостей. В 1755 году архитектор устанавливает в зале парадной анфилады Большого дворца знаменитую Янтарную комнату. Знатнейшие вельможи мечтали заполучить проекты архитектора для своих дворцов. Но совсем немногие получили его согласие. Зодчий построил дворец для вице-канцлера Михаила Воронцова на Садовой улице и дворец графа Строганова на Невском проспекте.
Строганову очень понравился дворец, и, чтобы воздать должное таланту зодчего, граф заказал в 1756 году парадный портрет Растрелли у прославленного живописца Пьетро Ротари, приехавшего тогда в Петербург.
В 1753 году по приказу Елизаветы Растрелли делает очередной проект перестройки Зимнего дворца. Ему удается убедить императрицу не переделывать старый, а построить новый дворец, и не просто дворец, а величественный городской ансамбль в центре столицы.

В 1754 году императрица дает одобрение проекта. С этого дня ведет свое летосчисление существующий Зимний дворец. Замышляя строительства дворца, Елизавета Петровна объявила, что «империя пришла в такое благосостояние, в каком никогда доселе не бывала». Дворец планировали возвести за пять лет, но началась война с Пруссией, и финансирование строительства было практически прекращено. Дворец достроили уже при новом императоре — Петре III. Ни один европейский дворец того времени не мог сравниться с Зимним по внушительности и грандиозности. Площадь дворца 10441 квадратных метров. В нем 1050 помещений, 1886 дверей, 1945 окон, 117 лестниц. За строительство дворца император произвел архитектора в чин генерал-майора и наградил орденом святой Анны. Дворец — последнее, самое грандиозное и самое великолепное творение Растрелли — вершина русского барокко середины XVIII века.

В 1762 году в результате очередного государственного переворота на престол взошла императрица Екатерина II. Канцелярию строения императорских домов и садов возглавил И. И. Бецкой — как и императрица, убежденный сторонник классицизма. Екатерина II отправляет Растрелли в годичный отпуск в Италию «для поправления здоровья». Через год архитектор вернулся, но вернуть прошлое положение ему уже не удалось. Он был отправлен на пенсию с выплатой ему пожизненно тысячи рублей в год. Вернувшийся из ссылки старый покровитель архитектора Бирон снова предлагает ему работать в своих дворцах в Курляндии, и в 1764 г. Растрелли уезжает в Митаву. Но и в Курляндии зодчий проработал недолго. Растрелли снова вернулся в Петербург. Франческо Бартоломео Растрелли прожил семьдесят один год, из них сорок восемь в России. Он скончался в Петербурге в 1771 году. Место его захоронения неизвестно.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *