Эльфийский дворик

Эльфийским дворик называется из-за кафе, которое располагалось ранее по адресу Стремянная улица 9. Кафе было филиалом «Сайгона». А сейчас там кафе «Кения». Эльфийский садик — место встреч старого-доброго андеграунда. Сейчас, конечно, тут не очень оживленно, но в былые времена здесь бывали Цой, Гребенщиков, Башлачев и многие другие.

На столбе прикреплены указали с расстояниями до известных мест, таких как: Сайгон, Ротонда, Казань, Гастрит, Рок-клуб.

Адрес: Стремянная улица, дом 9.


Один комментарий к “Эльфийский дворик

  1. Татьяна Котова

    До 1990 г.г. я жила д. №8 по Стремянной улице . Наши окна выходили на Дмитровский ( так он обозначен и на картах города) скверик, который разбили в 1947 г. Жители называли его просто «Садик». Газон с деревьями был по периметру всего сада. Вдоль затенённой части, среди кустов, стояла будка сторожихи, следившей за порядком и чистотой.
    Украшали садик 3 больших цветочных клумбы с низкой металлической оградой. Мамы и бабушки, расположившиеся на больших скамейках, присматривали за малышнёй, копошившейся в песочнице, а зимой у катальная горки. Туда же выводили на прогулку детей из расположенного поблизости детсада.
    Тротуары были из щербатых плит, проезжая часть вымощена булыжником. Поэтому школьники и подростки предпочитали дворы, где в лабиринтах из поленниц дров играли в прятки, «войнушку», казаки-разбойники, на земле чертили классики и резались в ножички.
    В 50-е провели газ и паровое отопление, дворы и улицы заасфальтировали любители буйных игр перебралась в садик.
    Вели себя там, как стая обезьян — вытаптывали газоны и клумбы ломали саженцы, кусты и даже массивные скамьи на чугунном основании, колотили по стенам мячами, которые рикошетом отлетали в песочницу и малышей. Сторожиха справиться с ними не могла…
    В 60- е в садике появилась и молодёжь постарше. Часть скамеек они перетащили в дальний угол к остаткам кустов и будки сторожихи. Освещения в садике не было и вечерами и ночами из этого угла неслись пьяный хохот, ругань и мат… Нередко завязывались драки. Не раз сама видела, как в сумерках начинающихся белых ночей, несколько десятков сходились стенка на стенку, прямо на проезжей части и трамвайных путях. Вызванная милиция забирала лишь тех, кто уже не в состоянии был убежать.
    Садик стал всё больше походить на заброшенный пустырь. Те немногие, кто ещё гуляли там с детьми днём, вечерами обходили его стороной.

    Поначалу кафе «Сайгон» , открывшееся в нашем квартале, посещала, вполне приличная и даже солидная публика — поэты, артисты… Они рассаживались за столиками первого зала. Далее, на стоячих местах кучковалась разношёрстная молодёжь: «хиппи», панки и проч. (иные «под градусом», а то и «под кайфом») проводили там большую часть дня. Некоторые просто сидели на подоконниках, стояли вокруг столиков или бродили по залу «аская на прайс». Захаживали сюда и книжные спекулянты, и фарцовщики. Милиция периодически устраивала облавы. Не довольные этим, стали перебираться в открывшееся на Стремянной кафе «Эльф» в доме у Дмитровского сквера.
    Туда же повадились музыканты из рок- клуба и их поклонники. Крошечный зальчик метров на 17 не вмещал всех желающих. С чашечками кофе они пристраивались на каменном парапете вдоль всей ограды садика. Плотная толпа тусовщиков, обменивающаяся и торгующая из-под полы «пластами» и не только ими, вынуждала прохожих обходить их по проезжей части. После себя «добрый старый андеграунд » оставлял, не возвращённую в кафетерий посуду, кучи окурков и прочего мусора.
    В силу разных обстоятельств, мне были знакомы десятка полтора этих непризнанных «гениев». Они только разглагольствовали о своих грандиозных творческих замыслах, бездарно растрачивая время на тусовки. Знаменитого в их среде Эмиля мне пришлось не только выпихивать из квартиры , но и спускать с лестницы… Лишь единицы впоследствии реализовали свой творческий потенциал.

    К ночи толпа у «Эльфа» редела. Оставшиеся, в тёплое время года продолжали «гулять» в садике до 3-4 часов ночи подогревая себя спиртным. Кодовых замков тогда не было. Большие подоконники на нашей лестнице одни облюбовали для сексуальных утех, другие предавались этому на скамейках сада, а то и прямо на земле, оглашая окрестности истошными воплями и прочими звуками своих развлечений.

    Эта публика и стала называть между собой Дмитровский сквер «Эльфийским двориком». Во что теперь он превратился можно увидеть и на этой странице и на других фото в Google.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *