Ансамбль Алексанринского театра

В 1828 году постройку Александринского театра затевают одновременно с грандиозным проектом постройки Театральной улицы, Чернышевой площади и переустройством всей Михайловской площади. Здесь талант Росси развертывается во всю свою широту. Здесь он показал себя настоящим гением и наконец создал произведение, достойное великих римлян, с которыми сравниться он так мечтал. Действительно, нельзя не вспомнить времена цезарей, глядя на безумную роскошь архитектуры в его Театральной улице с Александрийским театром в глубине. Эта роскошь архитектуры еще мало оценена, но настанет время, когда будут приезжать смотреть эти великолепные произведения Росси, как ездят смотреть мастеров Ренессанса в Италию.

Сам театр чрезвычайно прост как в плане, так и в фасаде. В плане это прямоугольник с лоджей с шестью коринфскими колоннами на главном фасаде и с двумя портиками того же ордера на боковых фасадах; портики венчаются не фронтонами, а аттиками, которые Росси сделал неотъемлемою частью своих зданий. Фронтоны ему казались скучными, и ни на одном из его проектов, кроме Михайловского дворца, их нет. Зато аттики он умеет рисовать так, как никто. Нижний этаж в рустах, с дивной львиной головой в замках, гладкие стены заканчиваются — еще до архитрава — фризом из гирлянды с театральными масками.

Театральная улица, так же как и все здания по Чернышевой площади, дорического ордера. Монотонная разбивка этой улицы подготовляет зрителя к радости видеть на заднем плане роскошный коринфский фасад театра. Театральная улица ведет на Чернышеву площадь, архитектура которой того же дорического ордера, как и вся улица, причем в центре площади, в главном здании, прорезана арка для проезда на Садовую улицу. Посреди площади проектировалась церковь-ротонда с портиком, смотрящим на Фонтанку. Эта церковь не была осуществлена. Другой площади, выходящей на Невский, Росси также хотел придать вид подчиненной части единого архитектурного замысла, чтобы не нарушать целостности впечатления. Это ему удалось лишь впоследствии, а именно в 1832 году, когда он пристроил новую часть к старой Публичной библиотеке. В этой пристройке он еще раз показал себя остроумным, талантливейшим и хорошо дисциплинированным мастером. Он сохранил целиком боковой фасад Соколова, смотрящий на площадь, три окна в три этажа, и повторил их слева, середину же забрал ионической колоннадой, сохраняя первый этаж в прежнем виде. В средней части он возвышает аттик со статуей сидящей Паллады и двумя славами, держащими венки над русским гербом. Большие окна для двусветного зала чередуются с простенками, где на гладком фоне стены хорошо рисуются статуи ученых мужей. Композиция настолько удачна, что спорит с театром, и, стоя на этой дивной площади, не знаешь, которому из этих двух великих произведений отдать предпочтение.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *