Бомбисты в Петербурге

Мало кому известно, что до 1917 года нынешняя гостиница «Октябрьская» пользовалась взрывной славой. «Взрывной» — в прямом смысле этого слова. Тогда этот отель назывался гостиница «Знаменская», а чуть позже гостиница «Северная». Все началось в апреле 1866 года, когда в «Знаменскую» явились чины полиции и жандармерии ведущие следствие о неудачном покушение на Александра II в Летнем саду. Стрелявший в царя аноним, скромно назвался крестьянским сыном Алексеем Петровым, что однако не удовлетворило следствие. Чтобы узнать истинное имя лица поднявшего руку на августейшую особу полицейские стали опрашивать дворников, трактирщиков и работников отелей. В «Знаменской» им и улыбнулась удача. Выяснилось, что преступник проживал в номере 65, где на радость сыщикам сохранились обрывки бумаг злодея. По ним полиция вышла на московского сообщника террориста, который оказался бывшим студентом Дмитрием Каракозовым. Каракозов принял смерть, но это было еще только начало нашей истории.

31 марта 1904 года в одном из номеров гостиницы «Северная» произошел взрыв. Паникующие постояльцы и служащие долго не могли понять, что произошло, говорили об утечке газа. Ситуация прояснилась, когда полиция добралась до номера где прогремел взрыв. В нем были обнаружены человеческие останки и три неразорвавшиеся бомбы. Речь шла о «несчастном случае на производстве». Изготовление бомб в то время было крайне опасным делом. Любой толчок мог вызвать детонацию взрывчатки на основе нитроглицерина. Жертвой такого случайного взрыва стал и бомбист в гостинице «Северная».

От заговорщика осталась только деталь стопы, причем таких миниатюрных размеров, что газеты писали об останках женщины или подростка. Лишь потом выяснилось, что в гостинице погиб член эсеровской Боевой организации Алексей Покотилов. Он «обладал как раз таким «аристократическим сложением» — такими маленькими ногами и руками, что они могли быть сочтены за полудетские….»

Авария на производстве погубила Покотилова, но временно сохранила жизнь министру внутренних дел Плеве, для которого предназначались бомбы. Но вскоре, в «Северную» заселился новый гость – 23-летний эсер Максимилиан Швейцер. 15 июля 1904 года он вышел из отеля с чемоданом бомб, которые затем были переданы боевикам. Спустя несколько часов Плеве не стало…

Сам Швейцер ненадолго пережил свою жертву. Из Северной гостиницы он переехал в отель «Бристоль» у Исаакиевской площади. Там он и встретил свою судьбу в февральскую ночь 1905 года. Бомба опять взорвалась преждевременно, а взрыв был такой силы, что «прилегающая часть Вознесенского проспекта… была завалена досками, кусками мебели и разными вещами, выброшенными взрывом из меблированных комнат… часть вещей перекинуло в Исаакиевский сквер… там же были найдены части пальцев Швейцера».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.